Калининградцы обвинили Службу защиты животных в гибели своего далматинца

11-летняя Нора пропала почти месяц, 12 января. Ее хозяева вышли погулять с собакой в  Центральном парке Калининграда, отпустили Нору с поводка, а спустя некоторое время она исчезла. Было уже почти 12 ночи, Нору искали четыре часа, но ее нигде не было.

На следующее утро хозяева распечатали 500 листовок о пропаже собаки и расклеили их по всему району. Позвонили в ветеринарные службы, волонтерам и в Службу защиты животных, продиктовали объявление по телефону.

Норе через несколько дней должны были сделать операцию: у нее воспалилась молочная железа, образовалась опухоль размером с ладошку. Как рассказала «Клопс.Ru» Валерия Миронова, владелица собаки, опухоль была доброкачественной.

− В объявлениях мы написали, чтобы нашедшие люди не пытались ее лечить, − говорит Валерия. – В Службе защиты животных нас заверили, что, если найдут нашу собаку, обязательно нам сообщат. Мы искали Нору 28 дней. Нам звонили много разных людей, которые видели похожую собаку, и мы каждый раз мчались на место. Нора ведь очень не любит холод, надо же ей было убежать в такие морозы!

В понедельник, 10 февраля, собаку с опухолью на груди увидела совершенно незнакомая девушка, которая гуляла возле детского садика с ребенком. Они погладили далматинца, поиграли с ним. Девушке показалось странным, что пес очень ласковый и все время озирается по сторонам, как будто ищет кого-то. Вернувшись домой, она выложила в интернет фотографию собаки и написала, где ее видела. Сосед Валерии Мироновой увидел это сообщение через семь минут. Он сразу же позвонил хозяйке Норы, и Лера побежала к садику. По ее словам, минут через двадцать она была на месте.

− Сердце в груди колотилось как ненормальное. Мы так долго ее искали, я так надеялась, что это моя Нора, и я наконец ее заберу, − говорит Валерия.

Но когда она прибежала к садику, оказалось, что собаку увезла СЗЖ. Об этом Валерии рассказали сотрудники детского сада, куда девушка обратилась, не обнаружив Нору. Они позвонили в Службу за полчаса до этого, и там очень быстро среагировали. Валерия  обратилась в СЗЖ.

− Мне ответили, что собаку уже усыпили, − говорит  хозяйка Норы. − Как это возможно?  Прошло всего 20 минут, неужели они не должны были подержать ее у себя хотя бы неделю, попытаться связаться с хозяевами? Тем более, что мы оставляли у них объявление, они знали, что мы ее ищем.

По словам Валерии, в СЗЖ сказали, что собака была агрессивной и «шишка у нее висела до пола», поэтому по заключению ветеринара далматинца решили усыпить. По словам Валерии, собака за 11 лет никого не укусила.

В среду, 12 февраля, семья Мироновых отправилась в Службу защиты животных, чтобы получить разрешение забрать тело на экспертизу. Вместе с ними в СЗЖ поехал корреспондент «Клопс.Ru». Сотрудница СЗЖ взяла ксерокопии ветеринарного паспорта и пообещала обсудить ситуацию с начальством. От комментариев в Службе категорически отказались, предложив направить запросы в пресс-службу городской администрации. Хозяевам Норы пояснили, что собаку никто не усыплял, ее просто обездвижили, а она не выдержала укола из-за слабости. Хозяева Норы утверждают, что слышали «приговор» ветврача СЗЖ. По их словам, та усыпила собаку, чтобы облегчить ее страдания, «потому что жить ей осталось всего месяц».

− Когда мы позвонили в Службу первый раз, нам сказали «Возьмите щеночка, в чем проблема?» Мы возмущены и сделаем все, чтобы подобное не произошло с другими животными. Я считаю, что эвтаназия незаконна.

Когда-то Нору привезли из поселка Южный. Ее выбросили хозяева-пьянчуги. Нора была беременна и родила 11 щенят. Мироновы всех раздали, оставили себе одного − Боню, сейчас ему  восемь лет, который очень скучает по матери.

По словам ветврача, который наблюдал Нору в течение ее жизни, сейчас уже бесполезно проводить экспертизу и вряд ли удастся доказать, что животное получило смертельную дозу препарата. Однако хозяева собаки собираются через неделю подать в суд на СЗЖ.